ЗЕЛЕНЫЙ ОСТРОВ И ГАЛЕРЕЯ ARTreFLEX

представляют выставку группы замечательных петербуржских художников Виктора Данилова, Владимира Загорова, Александра Загоскина, Петра Конникова и Николая Сажина
   
   Дети и дети детей
 
Открытие выставки и Презентация уникального проекта "Зеленый остров" (СПб) для самых маленьких детей и их родителей состоятся




по адресу: пр.Бакунина, д.5,
1ый этаж, Бизнес центр «Б5»
ART re.FLEX Gallery

Выставка работает
с 6 марта по 10 апреля 2009 г.


 

кураторы выставки:
Елена Загоскина, Айтен Юран

 

В рамках выставки пройдут мероприятия программы "Зеленая гравитация", объединяющая людей, для которых интерес к детству стал важной частью жизни.

В программе: показы фильмов: о жизни и творчестве Ф. Дольто (Париж), фильм Гийома Маландрана "История" (2000) и других фильмов вокруг темы детства, а также лекции, дискуссии, семинары. (Место и даты показа уточняйте на сайтах).


 

Присоединяйтесь к нам и поддержите "зеленые" проекты!
Команда "Зеленого острова"
При поддержке: Claude Schauder, Ольги Сусловой,
Marie-Helene et Michel Malandrin (La Maison Verte, Paris)
Образовательный центр "Участие"
Школа лакановского психоанализа
 

ЮНИСЕФ
Проект «Зеленый остров» - терапевтическая среда социализации и интеграции осуществляется при поддержке Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ)
 

телефон/факс:
+7(812) 332 33 43


www.artreflex.ru
www.in-soc.ru
www.lacan.ru

 

 

 

 

Невозможная фигура детства

 

 

                                                                                                                                                                                        Айтен Юран, психоаналитик

 

Идея данной выставки родилась на пересечении психоанализа и искусства, слова и образа…  На этот раз местом пересечения оказывается фигура детства. Сама точка этого пересечения, на первый взгляд, предстает понятной. Приходит на ум, например,  фрейдовское сравнение творческого художественного порыва с происходящим в детской душе… Или, например, тот факт, что ранние детские воспоминания часто носят образный характер, сам по себе уже отсылает к живописным формам репрезентации. Действительно, мост к детству визуален, при всей неполноте и зыбкости воспоминаний наше детство «задокументировано» в памяти, зачастую, именно в визуальном порядке. На интенсивность переживания может намекать, например, цвет… Кстати, именно эта яркость, пронзительность и одновременно легкость цвета присутствует на многих представленных картинах. Трогательные детские фигурки, пятна из флейт, скрипок,  кукол, качалок, звездного неба, радуги, бумажных корабликов, мчащихся санок рождают вихрь воспоминаний, вновь пробуждая то детское в каждом из нас, что затаившись ждет пробуждений… Вспоминаются слова Экзюпери: «Я не знал, как позвать, чтобы он услышал, как догнать его душу, ускользающую от меня…». Эта выставка толкает на встречу с тем в себе, что неустанно требует вопроса и удивления...

"Ребенок -  отец взрослого»…  Как мне кажется, само название выставки «Дети и дети детей» намекает на это высказывание, часто цитируемое Фрейдом. Удивительно, но  многие фигуры на представленных полотнах стирают различия взрослого и ребенка: сквозь запечатленные фигуры проглядывает что-то очень детское, один пласт наслаивается на другой, подобно палимпсесту, и мы уже не совсем  понимаем – где взрослый, где образ ребенка… Какое послание связано с данной выставкой? Быть может узнавание детства, переосмысление опыта личной травмы, возврат к себе как другому, прикосновение к опыту инакового другого, которое навсегда с нами?!… Но в практике повседневного сосуществования с детством есть стойкое стремление взрослого мира прочертить границу с детским… Зачем? Быть может, это стремление - из невозможности непрерывности нашей памяти, из тайны забвения первых лет жизни? Действительно, как вызвать заинтересованность детством? Ведь детство не может быть абстрактным, ничейным; наше отношение к детству всегда уже опосредовано «своим» детством, почти забытым и сохранившимся в некоторых воспоминаниях… Самой возможности воспоминаний сопутствует особое хрупкое восприятие, например, мелочь может оказаться преисполнена огромным смыслом. Зачастую с тем, что неуничтожимо в психическом, мы сталкиваемся в непростые моменты своей жизни. Есть ли иной шанс этой встречи, встречи с этим ускользающим, что может поколебать беспомощность и «пустоту» нашей памяти, неполноту и зыбкость воспоминаний?! Быть может, эта выставка – не что иное, как претензия на продвижение к детству, укорененному в визуальности, сплетающему воедино память и аффект?!

         Детские фигуры оказываются помещены в интерсубъективное пространство, там всегда есть другой – другой задающий загадку самим своим существованием, другой через которого возможно прикоснуться ко многим тайнам нашего бытия…  Другой может быть звездным небом, которое создается силой воображения, бумажным корабликом, плывущим по ручейку, который в детском представлении опрокидывается в бескрайнее море. Интерсубъективность проявляется в различных уровнях – законов языка, норм, правил, слова, культурного пространства, окружающих образов…

         Ребенок входит в этот мир благодаря другому, через другого, но эта «заброшенность» в мир требует утрат,  через которые он и может пуститься на долгий путь движения, подобно "Маленькому Принцу" Экзюпери в перемещении из одного мира в другой, с одной планеты на другую в поиске других… Эти  другие сложатся в мозаику идеалов, на деле обозначающих для субъекта точки его принятия, признания, его возможности прикоснуться к тайнам желания, выбора, смерти… И то, как каждый из нас попробовал ответить, примериться к этим вопросам экзистенциального звучания и прорисовываются очертания нашей «взрослой» жизни. Франсуаза Дольто, яркий детский психоаналитик, с именем которой и связан проект "Зеленый остров", поддержанный этой великолепной выставкой, как-то сказала: «Психоанализ несет новое понимание истинной сущности связей между человеком родившим и человеком рожденным». Мне кажется, что эта связь запечатлена в тончайших, хрупких образах на многих картинах этой выставки, в образах, схваченных "взглядом живописца". 

Пора детства – это пора напряженного, беспрестанного поиска ответов на вопросы, «откуда я», «кто я»?! Этой поре присущ неимоверный  накал напряженного переживания, который трогает в экспрессивных мазках Александра Загоскина "Мама, не уходи", в наполненной болью работе "Ангел" Петра Конникова. Действительно, детство не предстает безоблачно счастливым, тем, каким хотят его видеть впоследствии взрослые, оно трагично по своей сути. Здесь мы сталкиваемся все с тем же парадоксом: мы пытаемся из нашего взрослого бытия очертить четкую границу с детством, мифологизировать его, наделить признаками счастливой и беспечной жизни, обозначить его миром «детский» или "еще-не-взрослый" и удаляемся от этого мира, все меньше понимая его... На картине Петра Конникова "Река" в бумажных корабликах из детства взрослые переправляются из одного мира в другой... Может прикосновение к этой выставке позволит нам также "переплавиться" на осколках своих воспоминаний в ставший таким далекий, почти не-родной мир?! Идея этой выставки предельно созвучна тому продвижению к детству и сосуществованию с ним в удивительном пространстве «Зеленого острова» - места для приема маленьких детей и их родителей, существующем в Петербурге….

 

 

 

 

 

«Зеленый Остров» кидает мостки. Наводит переправы. Творит перспективы

 

                                                 Ольга Суслова, Париж

 

10 лет существования проекта в Петербурге, созданного по образу и подобию, который пригрезился группе педагогов и психологов, натолкнувшихся на мысль некого, малоизвестного тогда в России французского врача и психоаналитика Франсуазы Дольто, заразившихся идеями «уважения ребенка», «обращения словом», «приема самых маленьких»… В 1998-м это было ново, это было непонятно, это «было остро, по-заграничному».

10 лет за спиной. За спиной уже не одна сменившаяся площадка и уже не на раз пополнившаяся новыми лицами команда. «Зеленый Остров» креп, вбивал сваи, обосновывался. За простыми, на первый взгляд, словами об уважении, о принятии забрезжили нюансы, тонкие переливы смысла, ситуаций, встреч… Встреч с самыми разными детьми, с самыми разными родителями – теми, кто обеспокоены воспитанием, развитием, теми, кто не очень, теми, кто не хотят «повторять ошибки воспитания», теми, кто не знает их вовсе, так как сам родом из детдома, кто неустроен-приезжий, кто вполне благополучен, кто «просто из близлежащих домов», кто приехал с другого конца города – то есть похожих на всех нас, и совершенно непохожих, потому что каждый - со своей историей, со своей линией жизни.

10 лет дали возможность не столько проверить французский шарм на русском морозе, сколько вплести свои нити понимания в происходящее – быть настроенным на новую волну приема детей и родителей. Не столько уверовать, сколько создать что-то свое: вдумчивое, неторопливое, полное вопросов, внимания к тому, откуда говорит каждый, из какой боли, из какого непонимания, из какого удивления – каждый, являясь чьим-то ребенком, чьим-то родителем, родителем родителей, ребенком «детей».

Не все завершено и не все освоено. Да, и может ли быть это когда-то доведено до той черты, когда можно будет сказать, что «все»? Тем не менее, после 10 лет появилось нечто новое - желание и силы идти дальше. Идти дальше вслед Дольто, которая никогда не ограничивала ни свою мысль, ни свое действие стенами кабинета педиатра-психоаналитика, дверью «Зеленого Дома», студией на радио, кафедрой на конференции. Дольто, которая говорила, писала, призывала, обращала внимание, показывала пример… и, которая, благодаря своей широкой культурной и социальной активности заставила говорить, писать и иметь дело с родительством и детством иначе, чем раньше. Брошенные ею камушки оставляли круги, которые становясь все шире и шире, захватывали все больше и больше людей. Будучи «проводником» в мир детства, словно из сказки чудесной вынеся способность говорить языком, понятным любому ребенку, как понятным любому животному, птице или дереву, Франсуаза Дольто была центром притяжения людей культуры. Вместе со своим мужем Борисом Ивановичем Дольтовичем, (укоротившему свою фамилию до французской удобочитаемости) они естественным образом, не ради каких-либо идеологических фигур принимали в своем доме огромное количество деятелей культуры, медицины, науки. По воспоминаниям их дочери Катрин, «в доме всегда было много самого разнообразного и интереснейшего народа  со всех уголков мира – бедуины-врачеватели из Африки, вьетнамские друзья, индусы, атлеты из цирка, которых лечил папа, интеллектуалы, художники…». Культура была средой, через нее проникали идеи, распространялся подход, пускались в неизведанное плавание парусники новых начинаний. «Зеленый Дом» был одной из таких идей, родившийся из обсуждений и встреч с молодыми педагогами и врачами в 1978 году…

Вот и «Зеленый Остров» тоже надувает свои паруса… расправляясь до идеи объединения всех интересных, креативных людей, которые вдохновлены тонкими идеями Дольто, которые вплетают свои узоры в культурную ткань сегодняшнего дня, которые поддерживают идеи и проекты, связанные с родительством и детством – всех, кто остается на орбите «Зеленого Острова», действиями своими расширяя и углубляя то, что лежит в его основании.